Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница

Сын Божий. Будь потвоему, только никуда они не улетят,-- и быстрым движением

Фома поднял сеть, и птички тотчас вспорхнули в воздух, со щебетом описали

два круга над изумленной толпой и исчезли в вышине. Сказал Иисус: Улетела

твоя птичка, Фома, а тот ответил: Нет, Господи, она здесь, у ног Твоих, это

я.

Из толпы вышли несколько мужчин, а за ними -- но сами по себе --

несколько женщин. Они приблизились и заговорили по очереди: Я -- Филипп, и

Иисус увидел его на кресте под градом каменьев; Я -- Варфоломей, и Иисус

увидел его с содранной кожей; Я -- Матфей, и Иисус увидел его вздетым на

копья варваров; Я -- Симон, и Иисус увидел Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница его распиленным пополам; Я --

Иаков, сын Алфея, и Иисус увидел его побитым камнями; Я -- Иуда Фаддей, и

Иисус увидел молот, занесенный над его головой; Я -- Иуда из Кериофа, и

Иисус пожалел его, ибо тот собственными руками затянул петлю у себя на шее.

Потом он подозвал остальных и сказал им: Теперь все в сборе, и время пришло.

И Симону, брату Андрея, сказал так: Поскольку есть теперь среди нас твой

тезка, ты отныне будешь зваться Петр. Повернувшись к морю спиной, пустились

они в путь, и следом за ними шли женщины, имена которых по большей части

остались неизвестны, но так ли это, по совести говоря, важно, ибо почти Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница все

они -- Марии, если даже при рождении назвали их каклибо иначе.

Женщина, говорим мы, Мария, говорим мы,-- и они смотрят на нас и служат

нам.

X x x

Иисус и те, кто был с ним, шли по дорогам из селения в селение, и

Господь говорил его устами, и вот что говорил он: Покайтесь, ибо исполнилось

время и приблизилось Царство Небесное. И простой, темный народ, слушавший

его по деревням, думая, что нет разницы между понятиями "исполнилось время"

и "окончилось время" и что, значит, близок конец света, ибо только при конце

света говорит ангел, что времени больше не будет, благодарил Бога за то, что

в неизреченной милости своей послал вперед Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница предупредить об этом не

когонибудь, а человека, именующего себя его сыном, и это похоже на правду,

ибо он творит чудеса, где ни появится, и условие, необходимое и достаточное

для свершения чуда,-- лишь твердая и убежденная вера того, кто о чуде этом

молит, и вот, например, прокаженный попросил его: Господи, если хочешь,

можешь меня очистить. Иисус же, тронутый его жалким видом, коснулся его и

сказал: Хочу, очистись,-- и не успел еще договорить, как проказа сошла с

того, зажила гниющая плоть, а там, где ее уже не было вовсе, заново наросла

на костях -- и на месте отвратительного урода, пред которым все разбегались

в страхе, стоял теперь мужчина хоть куда Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница. Другой случай, равно заслуживающий

упоминания, произошел с паралитиком, или, говоря тогдашним языком, с

расслабленным: Иисус, подумав, что столь истинная вера заслуживает награды,

сказал ему: Дерзай, чадо, прощаются тебе грехи твои, бывшие же при этом

книжники из тех, кто везде и всюду видят поношение Закона, затверженного ими

наизусть, возразили Иисусу, сказав:

Ты богохульствуешь, один Бог может отпустить грехи, а Иисус ответил им

вопросом: Что легче сказать: "Прощаются тебе грехи" или "Встань, возьми



постель свою и ходи"? И, не дожидаясь, пока они ответят, продолжал:

Знайте же, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи --

и обратился к паралитику: Встань, возьми постель твою и Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница иди в дом твой. И

чудом исцеленный человек тотчас не только поднялся, но и вновь обрел силы,

подорванные долгим лежанием в неподвижности, так что он взял свою постель,

взвалил ее себе на спину и так вот вернулся, вознося благодарение Богу, к

жизни обычной.

Поскольку все мы с течением времени сживаемся со своими более или менее

тяжкими болячками, привыкаем к ним и считаем излишним беспокоить высшие силы

по такому ничтожному поводу -- нам это и в голову не приходит,-- то отнюдь

не все увечные и страждущие стекались к Иисусу за исцеление"!. А вот грехи

-- это совсем другое дело, грехи суть недуги, сокрытые от глаза, это вам не

хромота и не сухорукость Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница, а пожалуй что проказа, только проказа, пожирающая

нас изнутри. И прав, совершенно прав был Бог, когда в лодке говорил Иисусу,

что нет человека, у которого не было бы на совести хоть одного греха, как

правило же, их в тысячу раз больше. Ну а раз конец света уже невдалеке и

приблизилось Царство Небесное, то, чтобы войти в него, много важней и

предпочтительней иметь душу, очищенную покаянием и излеченную прощением, чем

чудодейственно исцеленную плоть. И если расслабленный из Капернаума часть

жизни провел, не поднимаясь со своего топчана, то лишь потому, что грешил,

ибо ведомо всякому: болезнь есть следствие греха и воздаяние за грех, из

чего следует безупречно Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница логичный вывод: условием доброго здравия, не говоря

уж о бессмертии души -- и вполне вероятно, что и тела тоже, однако наверное

сказать не можем,-- служит совершеннейшая чистота, полное отсутствие всяких

грехов, какового можно достигнуть двумя путями: либо счастливым неведением,

либо действенным неприятием, отторжением их из помыслов и деяний. Не стоит,

однако, думать, будто Иисус странствовал по этому Господнему краю, на каждом

шагу являя волшебный дар исцелять и власть прощать, которыми наделил его

Бог. И поймите, не то чтобы ему не хотелось этого -- нет, сердце у него было

доброе, и он предпочел бы стать ходячей панацеей, чем, исполняя волю Бога,

предрекать скорый конец света и требовать Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница от всех и каждого покаяния, а

чтобы грешники не слишком медлили с этим, не предавались бесплодным

умствованиям, цель которых всего лишь оттянуть и отсрочить тот миг, когда

будет наконец произнесено слово "Грешен!", Господь вложил в его уста слова

грозные и многообещающие, вроде, например, таких: Истинно говорю вам, что

иные из тех, кто стоит здесь, еще до смерти своей узрят пришествие Царства

Божьего во всей славе его,-- и нетрудно себе представить, какое действие

оказывали эти речи на людей, какую смуту производили в бедных их умах, и

потому отовсюду, из мест дальних и ближних, стекались они к Иисусу и толпами

следовали за ним в исступленной надежде, что он прямиком поведет их Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница в новый

рай, Богом установленный на земле и отличный от рая небесного прежде всего

тем, что наслаждаться им будут многие и многие, очистившиеся, благодаря

молитве, покаянию и раскаянию, от Адамова греха, иначе еще именуемого

первородным. А поскольку доверчивые эти люди по большей части относились к

низшим социальным слоям -- были среди них ремесленники, были землекопы, были

рыбаки, были гулящие женщины,-- Иисус в один прекрасный день, когда Бог

отвлекся на чтото другое, решился без всякой подготовки, словно по наитию,

произнести речь, всколыхнувшую души тех, кто внимал ему, исторгшую у них

слезы радости, ибо замаячило перед ними спасение, на которое они уж не

надеялись: Блаженны, сказал Иисус, блаженны нищие, ибо их Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница есть Царство

Небесное; блаженны голодные, ибо насытятся они; блаженны плачущие, ибо

утешатся они,-- и он, наверно, и дальше говорил бы в том же духе, но тут Бог

спохватился, заметил происходящее и, раз уж сказанного не вернешь, вложил в

уста Иисуса и заставил произнести вдогон произнесенным такие слова, от

которых мигом высохли слезы радости и грядущее предстало в самом черном

свете:

Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески несправедливо

злословить за меня. Сына Человеческого. Он вымолвил это -- и душа его ушла в

пятки, ибо в следующий же миг предстала его мысленному взору вся та

нескончаемая череда мучительств и смертей, о которой возвестил ему в море

Бог Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница. И потому прямо перед всеми этими объятыми ужасом людьми Иисус пал на

колени и молча принялся молиться, причем никто и не догадывался, что он,

восславленный как Сын Божий, сам наделенный могучим даром прощать, просит

прощения для всех. В ту же ночь, оставшись наконец в своем шатре наедине с

Магдалиной, он сказал ей так: Я -- пастырь, посох которого гонит на жертву и

правых и виноватых, спасенных и погубленных, и кто же спасет меня от мук

совести, ибо я терзаюсь теперь, как терзался некогда мой отец, только он был

в ответе за двадцать пять жизней, а я -- за двадцать миллионов. Магдалина

плакала вместе с ним и говорила: Ты Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница ведь не хотел этого, а он отвечал: Нет,

не хотел, и это самое скверное, а Магдалина, которая словно бы с самого

начала и во всей целокупности знала то, что нам открывается постепенно,

говорила ему: Господь пролагает пути, Господь направляет каждого по Его

стезе, тебя же Он избрал, чтобы открыть в служении ему дорогу дорог, путь

путей, но не ты пройдешь им, не ты построишь Храм -- другие возведут его,

положив в основание твою кровь, сердце, печень, легкие, а потому лучше будет

безропотно и смиренно принять уготованное тебе, ибо каждое твое движение уже

предусмотрено, и слова, которые ты скажешь, ждут тебя там, куда ты должен

будешь Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница пойти, ждут вместе с хромыми, которым ты исцелишь ноги, со слепыми,

которые прозреют, с глухими, которые по воле твоей обретут слух, с немыми,

которые получат дар речи, с мертвыми, которых вернешь к жизни. Со смертью

мне не совладать. Ты еще не пробовал. Да, но помнишь ту смоковницу -- она

ведь не ожила. Сейчас другие времена: ты обязан хотеть то, чего хочет Бог,

но и Бог не может отказать тебе в том, что ты захочешь. Кто бы снял с меня

эту ношу, я ничего больше не хочу. Это невозможно, любимый мой,

единственное, на что Бог не способен,-- это не любить себя самого. Откуда ты

знаешь Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница? Откудато знаю: женщины постигают все подругому, должно быть, оттого,

что мы устроены иначе, должно быть, оттого, да, должно быть, оттого.

Поскольку земля, и даже такая крохотная ее частица, как Палестина,

всетаки слишком велика для усилий и стараний одного человека, Иисус по двое

разослал своих друзей по градам и весям, чтобы они возвещали о скором

наступлении Царства Божьего, чтобы проповедовали, учили и наставляли людей,

как делал это он, и вместе с мужчинами ушли и женщины сообразно взаимной

склонности тех и других, а сам он остался вдвоем с Магдалиной. Тут он

вспомнил о давнем своем намерении посетить Вифанию, расположенную неподалеку

от Иерусалима, и решил исполнить его Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница, убив таким образом двух зайцев:

посетив, вопервых, родню Магдалины,-- ей давно уж было пора примириться с

братом и сестрой, а ему познакомиться с ними, а вовторых, двинуться в

священный город вместе со всеми своими учениками, которым через три месяца

назначена была встреча в Вифании. О том, что делали в землях израильских эти

двенадцать человек, мы распространяться не будем -- прежде всего потому, что

не они, за исключением лишь коекаких обстоятельств их жизни и подробностей

смерти, составляют предмет нашего повествования, тем более что все они --

пусть каждый на свой манер и в меру собственных способностей -- наделены

были всего лишь даром повторять уроки своего учителя, и это значит, что

училито они как он Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница, а вот исцеляли как умели. Очень жаль, что Иисус строго

запретил им следовать через земли языческие и входить в города самарянские,

и проявление подобной нетерпимости, особенно неожиданной и странной у

человека, столь хорошо воспитанного, лишило их возможности облегчить и

умерить грядущие труды, ибо Бог так ясно выразил намерение расширить сферу

своих интересов и влияния, что рано или поздно придется идти в края,

населенные не только самарянами, но и язычниками, как здешними, так и из

других стран Иисус велел своим апостолам исцелять болящих, воскрешать

мертвых, очищать прокаженных, изгонять бесов, но, по правде говоря, кроме

туманных намеков самого общего характера, в истории не осталось никаких

следов Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница подобных деяний, если они и свершались на самом деле, что лишний раз

дает убедительное подтверждение тому, что Господь своей благодатью осеняет с

большим разбором и даже самые блестящие рекомендации на веру брать не

спешит. Когда апостолы вернутся к Иисусу, им, конечно, будет что

порассказать о том, какие результаты имели их проповеди и призывы к

покаянию, но в области излечения недужных успехи их будут значительно

скромнее, а то и вовсе никакими, ибо нельзя же счесть таковыми изгнание

всякого рода мелких бесов -- столь немощных и хилых, что легко поддаются

экзорсизму, перескакивая из одного человека в другого. Еще они, без

сомнения, сообщат, как порою скверно их принимали в краях, которые не могут

считаться языческими, как Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница выгоняли из городов, где днем с огнем не найдешь

ни одного самарянина, и единственным утешением послужат воспоминания о том,

как отрясали они прах с ног своих, словно в чемто виновата бедная пыль,

которую все попирают и которая все безропотно сносит. Но Иисус, будто

наперед зная, что их не захотят слушать, заранее сказал, как должно будет им

поступать в таких и подобных случаях: вести себя смиренно и покорно, ибо

отвергают не их самих, а слово Божие, ими несомое: Оставьте попечение о том,

как прозвучат ваши слова, в этот час осенит вас то, что вы должны сказать.

Что ж, если даже предположить, что и Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница так дела на лад не пойдут, что и в этом

случае, как и во всех прочих, доходчивость и основательность вероучения

очень даже зависит от, как принято выражаться ныне, личностного фактора, все

равно -- намотаем это на ус, пригодится.

А погода была -- просто на загляденье, воздух прохладен и благоуханен,

будто лепесток розы, а идти по дороге было так легко и приятно, словно

только что ангелы окропили ее росой, подмели вениками из лавра и мирта.

Иисус и Магдалина ни разу не остановились на ночлег в странноприимном доме

или на постоялом дворе, не присоединялись к караванам, чтобы никто не узнал

их, и не то чтобы Иисус перестал исполнять свой долг Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница, чего всевидящий и

вечно бодрствующий Господь никогда бы не допустил,-- нет, как бы сам Господь

решил дать ему передышку: по дороге не попадались ни прокаженные, моля

излечить их, ни обуянные бесами, отвергавшие всякую помощь, и деревни, по

которым проходили они, буколически нежились в покое и мире, словно сами, по

собственной воле, вступили на путь покаяния и далеко прошли по нему. Иисус с

Магдалиной ночевали где придется, довольствуясь тем, что можно было склонить

голову на плечо другому, и не ища никаких иных роскошеств, а порою крышей им

служил купол небес -- огромный черный глаз Бога, сверкающий мириадами

звездных огней, которые суть не что иное, как отражение и отблеск Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница взглядов

человеческих, из поколения в поколение устремляемых на небо, вопрошающих

безмолвие и выслушивающих тот единственный ответ, что безмолвие дает. Потом,

когда Мария Магдалина останется на белом свете одна, ей захочется припомнить

эти дни и эти ночи, но всякий раз она должна будет отчаянно оборонять память

свою от воспоминаний горестных и страдальческих, защищать этот островок

любви от натиска бушующего вокруг моря бед, от лезущих из пучины его гадов и

чудищ. Это время уже не за горами, но при взгляде на землю, на небо не

различить еще грозных примет его скорого пришествия -- так порхающая в

вольном просторе птица не замечает, что быстрый коршун в поднебесье уже

сложил крылья, выставил Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница когти и камнем падает на нее. Иисус и Магдалина

распевали по дороге песни, и другие путники, встречая их, говорили:

Счастливые, и в ту минуту не было слова вернее и истины истинней. Так дошли

они до Иерихона, а оттуда, не торопясь, ибо зной был нестерпим и укрыться от

него было негде, за два дня неспешного пути поднялись в Вифанию. Столько лет

минуло, что Магдалина не знала, как примут ее брат с сестрою, тем более что,

уйдя из дому, вела она жизнь плохую. Может, они думают, что я умерла,

говорила она, может, они надеются, что я умерла, и Иисус старался, чтобы его

подруга выбросила из головы Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница черные мысли: Время излечивает все, говорил он,

не помня в этот миг, что рана, нанесенная ему домашними его, попрежнему

разверста и кровоточива. Когда вошли в Вифанию, Магдалина, стыдясь соседей,

закрыла половину лица платком, но Иисус мягко упрекнул ее: От кого ты

прячешься, той женщины, какой была ты прежде, больше нет. Отвечала она:

Да, это правда, той больше нет, но осталась та, что была ею, и крепко

связаны они меж собою узами памяти и стыда. Ты такая, как есть ныне, и ты со

мной. Хвала Всевышнему за это, хотя настанет день, и он уведет тебя от меня,

и с этими словами Мария откинула покрывало Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница, открыв лицо, но никто не сказал:

Аа, вон идет сестра Лазаря, та, что жила развратом.

Вот мой дом, молвила она, но не хватило у нее духу постучать в ворота

или же позвать хозяев. Иисус толкнул притворенную створку и спросил: Есть

кто в доме?

Есть, отозвался изнутри женский голос, а кто там?-- и за голосом вслед

появилась у ворот та, кому принадлежал он,-- Марфа, сестра Марии, более того

-- близнец, но сходство лишь угадывалось, не бросаясь в глаза, ибо на ней

сильней и пагубней сказались протекшие ли годы, тяжкий ли труд, или так уж

распорядились судьба, природа, образ жизни. Она взглянула сначала на Иисуса,

и при взгляде этом ее Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница лицо вдруг осветилось и прояснилось, будто рассеялась

застилавшая его хмарь, но в следующую же минуту, когда она перевела глаза на

сестру, отразилось на нем сперва сомнение, а потом неудовольствие. Кто же он

такой, раз пришел с тобой?-- подумала, должно быть, Марфа, или: Как может он

-- тот, кем кажется,-- быть с тобой?-- хоть и не могла бы сказать, кем же

показался ей Иисус. И, без сомнения, именно потому вместо того, чтобы

спросить: Как ты?-- или: Зачем ты здесь?-- с уст ее слетели слова: Кто этот

человек? Иисус улыбнулся, и эта улыбка со стремительной силой прянувшей с

тетивы стрелы ударила ее прямо в сердце, заставив его отозваться томительной

и странной, доселе Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница неведомой и сладкой болью. Меня зовут Иисус из Назарета,

ответил он, я -- с твоей сестрой, и слова эти, mutatis mutandis [ Внеся

соответствующие изменения (лат.).

], как сказали бы на своей латыни римляне, равносильны были тем, что

выкрикнул он когдато Иакову, навек расставаясь с ним на берегу моря: Ее

зовут Мария из Магдалы, и она со мной. Марфа отворила дверь и сказала:

Входите, это твой дом,-- и непонятно было, к кому из двоих обращено было это

"твой". Уже во дворе Магдалина, взяв сестру за руку, сказала: Я принадлежу

этому дому, которому и ты принадлежишь; я принадлежу этому человеку,

которому ты не принадлежишь; с Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница ним и с тобою связана я неразрывно, и потому

прошу тебя, не кичись своей добродетелью, не кори меня моим несовершенством,

я пришла с миром и в мире хочу пребыть. Сказала Марфа: Я приму тебя, как

велит мне долг родства, и дай Бог, чтоб настал день, когда я смогу принять

тебя по любви, но только не сегодня,-- она собралась сказать еще чтото, но

замолчала, оттого что затворила ей уста мелькнувшая мысль: знал ли человек,

которого привела с собой сестра, о прошлой ее жизни, и в прошлом ли осталась

эта жизнь?-- ив этой точке ее размышлений лицо ее залилось краской смущения,

и на миг она возненавидела Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница и их обоих, и самое себя, но тут заговорил Иисус,

понявший, что нужно в этот миг услышать Марфе, ибо не так уж трудно угадать,

что за мысли роятся в голове человеческой. И он сказал: Господь судит нас

всех, но каждый день -- поиному, ибо и сами мы каждый день -- иные, и если

бы сегодня, Марфа, судил тебя Господь, не думай, что предстала бы ты в

глазах Его иной, нежели Мария. Говори ясней, отвечала она, я тебя не

понимаю.

Я ничего более тебе не скажу: сбереги у себя в душе мои слова, повторяй

их всякий раз, как будешь обращать взор на сестру твою. А она уже не Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница...

Хочешь знать, не потаскуха ли я?-- грубо перебила Магдалина замявшуюся на

миг Марфу. Та отступила на шаг, всплеснула руками: Нетнет, не говори ничего,

мне довольно слов Иисуса,-- и, не сумев сдержаться, расплакалась. Мария

подошла к ней, обняла, словно укачивая, и Марфа сквозь слезы проговорила:

Что за жизнь, что за жизнь,-- и непонятно было, о себе это она или о сестре.

Где Лазарь?-- спросила Мария. В синагоге. Здоров ли он? Его, как и

прежде, все мучают приступы удушья, если б не это, все бы ничего. Ей

захотелось добавить со вновь нахлынувшей горечью, что поздновато

забеспокоилась блудная -- вот уж истинно во всех смыслах "блудная", со Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница злой

насмешкой подумала она,-- сестра о его здоровье: ни разу за все эти годы не

удосужилась справиться, живы ли они с братом Лазарем, который все хворает и

того и гляди отдаст Богу душу. Обернувшись к Иисусу, отступившему в сторону

и наблюдавшему чуть поодаль эту заново готовую разгореться ссору, Марфа

пояснила: Брат наш переписывает книги в синагоге, к иной работе не способен,

здоровьем слаб, и прозвучало это, хоть, быть может, и ненамеренно, так:

никто не в силах понять такую жизнь, когда мужчины в доме нет, и постоянного

заработка тоже, и весь дом на ней одной, и ни минуты свободной у нее нет.

Чем же он болен Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница?-- спросил Иисус. Случается у него удушье, сказала Марфа,

сердце вотвот остановится, а потом делается белый как полотно, а потом, не

успев подумать, оттого ли, что вдруг заметила, как молод сам Иисус, оттого

ли, что ревность тронула ее сердце или дух смутился, добавила: Он у нас

младший, и вслед этим прозвучали слова, которые по праву и долгу произнести

должна была бы вовсе не она, а стоящая рядом Магдалина: Ты устал, сядь, я

омою тебе ноги. Немного погодя, когда они остались наедине, Магдалина

полушутя, полусерьезно сказала: Судя по всему, сестрам этим на роду написано

влюбляться в Иисуса, на что отозвался Иисус: Она не жила, и сердце ее потому

полно печали. Нет Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница, не потому, живо возразила Магдалина, она думает, как

несправедливо устроен мир: падшая женщина получает награду, а тело

добродетельной прозябает втуне. Бог наградит ее какнибудь иначе. Может быть,

и все же тот, кто сотворил мир со всем, что в нем есть, не должен бы лишать

им же сотворенных женщин ни одного из его плодов.

Например, познания мужчины. Да, как ты познал женщину и большего

требовать не вправе, ибо ты Сын Божий. С тобой спит сын плотника Иосифа. По

правде говоря, с самого первого нашего дня я и не чувствовала, что сплю с

сыном божества. Не божества, а Бога. Я бы все на свете отдала, чтобы Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница ты не

был Сыном Божьим.

Марфа тем временем послала соседского мальчика в синагогу уведомить

Лазаря о возвращении сестры, на что, впрочем, решилась не без внутренней

борьбы и колебаний, ибо таким образом получала вся Вифания исключительную

пищу для пересудов и разговоров: вернулась, мол, блудница, столь долго

жившая развратом,-- а ведь протекшее время уже заставило злые языки

смолкнуть. Она и саму себя спрашивала, осмелится ли назавтра показаться на

улице, более того -- решится ли взять с собой сестру, ибо придется вступать

в беседы с соседками и подругами и говорить, к примеру, так:

Помнишь Марию, так ведь это же она и есть, да, вернулась,-- а соседка

закивает многозначительно: Помню, как же Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница, кто же ее не помнит, и покорнейше

прошу простить мне всю эту низкую житейскую прозу, ибо даже в священной

истории не все сплошь священно. Устыдилась Марфа своих недостойных мыслей,

когда вернувшийся из синагоги Лазарь заключил Магдалину в объятия и сказал:

Добро пожаловать, сестра,-- так, словно не мучило его долгие годы ее

отсутствия неприязненное молчание, окружавшее ее имя,-- и, устыдясь, почла

себя обязанной както проявить радость и расположение и сказала ему: Вот

Иисус, муж нашей Марии. Лазарь и Иисус взглянули друг на друга дружелюбно,

завели беседу, пока женщины, будто вспомнив доброе старое время и невольно

подражая своим тогдашним ухваткам, принялись в четыре руки готовить

угощение. После ужина вышли Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница Лазарь с Иисусом во двор подышать вечерней

прохладой, а Марфа с Марией решали важный вопрос -- как и где следует

положить циновки, поскольку и состав ночующих, и отношения их изменились.

Иисус же после продолжительного молчания, поглядев на первые звезды,

показавшиеся на еще светлом небе, спросил: Плохо тебе, Лазарь?-- и тот с

неожиданным спокойствием ответил: Плохо. Ты скоро перестанешь страдать,

сказал Иисус. Конечно, когда умру. Нет, сейчас.

Только не говори, будто ты лекарь. Брат, будь я лекарем, я бы не знал,

как вылечить тебя. А так знаешь? Ты исцелен, мягко и негромко промолвил

Иисус, беря его за руку, и в тот же миг ощутил Лазарь, как Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница болезнь уходит из

тела, испаряется, словно вода под солнцем, почувствовал, как легко ему стало

дышаться, как помолодому ровно и сильно застучало сердце, и оттого, что он

не мог постичь, что же происходит с ним, страх обуял его. Что это?--

внезапно охрипшим голосом спросил он. Кто ты? Да уж, во всяком случае, не

лекарь, улыбнулся Иисус. Ради Бога, скажи, кто ты! Не поминай имени его

всуе. Как мне понять тебя? Позови Марию, она тебе объяснит. Но звать никого

не пришлось -- Марфа и Мария, услышав из дома, как изменились голоса мужчин

во дворе, появились на пороге, опасаясь, что те повздорили, но сразу же

увидели -- нет, двор был Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница весь синий, ну, разумеется, не сам двор, а воздух

во дворе, и дрожащий Лазарь, указывая на Иисуса, вопрошал:

Кто он, кто этот человек?-- он взял меня за руку, сказал "Ты исцелен",

и я исцелился. Марфа подошла поближе успокоить брата -- нечего сказать,

исцелился, если дрожмя дрожит,-- он отстранил ее, вопросив: Скажи мне ты,

Мария, ты привела его, кто этот человек?

Магдалина, попрежнему стоя на пороге, отвечала просто: Иисус из

Назарета, Сын Божий. Марфа и Лазарь хоть и были родом из этих мест, которые

от начала времен облюбованы были для пророческих откровений и

апокалипсических предзнаменований, все же выказали самое естественное в их

положении и решительное недоверие к ее словам Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница, ибо одно дело -- признать,

что ктото под несомненным и очевидным воздействием чуда выздоровел, и совсем

другое -- согласиться, что человек, взявший тебя за руку и исцеливший тебя

от недуга,-- сын самого Бога. Впрочем, любовь и вера могут сдвинуть горы,

коекто даже утверждает, что они и поодиночке справятся с чем угодно, и

потому Марфа, заливаясь слезами, бросилась было на шею Иисусу, но тотчас,

сама испугавшись такой смелости, припала к земле и лишь смогла прошептать

непослушными губами: Я омыла твои ноги, я омыла твои ноги. Лазарь застыл на

месте, будто оцепенев от изумления, и мы вправе даже предположить, что это

откровение не поразило его как громом, бездыханным повергнув Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница наземь, потому

лишь, что за минуту до того, как прозвучали слова "Иисус из Назарета, Сын

Божий", в высшей степени своевременно взамен старого и, изношенного забилось

у него в груди новое сердце. Иисус с улыбкой приблизился к нему и обнял его,

сказав: Не удивляйся, что Сын Божий -- Сын Человеческий, сам посуди -- кого

ж еще выбрать Богу, как не человека: не так ли выбирает себе мужчина

женщину, а женщина -- мужчину? Последние слова были предназначены Магдалине,

принявшей их с удовольствием и как должное, но Иисус, произнося их, позабыл

о том, что они умножат скорби Марфы и безнадежность ее одиночества,-- вот в

чем разница между Богом и Сыном Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница Божьим: первый сделал бы это намеренно,

второй -- со свойственной человеку неловкостью не подумав о последствиях. Но

столь велика сегодня воцарившаяся в доме радость, что лишь завтра снова


documentaerbyeb.html
documentaercfoj.html
documentaercmyr.html
documentaercuiz.html
documentaerdbth.html
Документ Жозе Сарамаго. Евангелие от Иисуса 27 страница